АСВ. Как банки кидают вкладчиков

АСВ против вкладчиков: на чьей стороне закон?

Руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”, адвокат (адвокатская палата Санкт-Петербурга)

специально для ГАРАНТ.РУ

В начале февраля 2020 года российскую общественность встревожила новость о том, что АСВ подало множество исков к вкладчикам банков, у которых по решению Банка России отозвана лицензия на осуществление финансовых операций.

Иски поданы к гражданам, снимавшим или иным образом выводившим денежные средства со счетов и вкладов незадолго до отзыва лицензии у кредитной организации.

Суть проблемы вкладчиков такова, что АСВ, являющееся в силу закона финансовым и конкурсным управляющим банкротящегося банка, обращается к гражданам – вкладчикам с исковыми заявлениями о признании недействительными их сделок по распоряжению деньгами на счетах и вкладах (то есть о снятии денежных средств и безналичных транзакциях).

Создается ситуация, при которой вкладчик обязан вернуть банку свои собственные средства, после чего ожидать страховой выплаты от АСВ, покрывающей лишь сумму 1,4 млн руб. (п. 2 ст. 11 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации”, далее – Закон о страховании вкладов).

В настоящее время активисты-вкладчики уже начали сбор подписей с целью пресечения незаконных, по их мнению, действий АСВ.

Так, законны они или нет?

Деятельность АСВ в случае банкротства кредитной организации регламентирована Законом о страховании вкладов, а также Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – закон о банкротстве).

В силу действующего законодательства в случае банкротства кредитных организаций, имеющих лицензию Банка России на привлечение денежных средств граждан, в качестве арбитражного управляющего всегда выступает государство в лице АСВ (ст. 189.77 Закона о банкротстве).

В деле о банкротстве несостоятельного банка АСВ располагает всеми правами конкурсного управляющего и несет соответствующие обязанности.

С момента назначения конкурсного управляющего к нему переходят все полномочия по управлению делами должника, включая полномочие по распоряжению имуществом. Он обязан провести инвентаризацию и оценку имущества должника, а также принять меры по обеспечению его сохранности, предъявлять требования и иски к контрагентам – должникам банкротящейся организации о возврате имеющихся задолженностей.

Кроме того, обязанностью арбитражного управляющего является розыск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц. Стоит отметить, что именно добросовестным исполнением данной обязанности Агентство объяснило свои действия по предъявлению исков к вкладчикам банков, у которых Банк России отозвал лицензию.

Несмотря на то, что иски предъявлены к физическим лицам по сделкам, не имеющим какого-либо отношения к предпринимательской деятельности, иски подлежат рассмотрению арбитражными судами, поскольку заявлены в рамках дел о банкротстве (п. 1 ст. 61 Закона о банкротстве).

Согласно официальной информации АСВ подано около 500 исков к клиентам ПАО “Татфондбанк” и ПАО “ИнтехБанк” [лицензия у обоих банков отозвана 3 марта 2020 года. – ГАРАНТ.РУ], а также 39 исков подано к вкладчикам АО “Военно-Промышленный банк” [лицензия отозвана 26 сентября 2016 года. – ГАРАНТ.РУ].

По сведениям, размещенным на официальном сайте Агентства, поводом массовых обращений в суд стали результаты финансовых проверок: в ПАО “Татфондбанк” и ПАО “ИнтехБанк” было выявлено значительное количество подозрительных операций. Также АСВ поясняет: “Испытывая финансовые трудности и не имея возможности исполнить предъявляемые к ним требования в полном объеме, данные банки фактически проводили только частичную выдачу средств с вкладов граждан. Например, операции оформлялись банками как закрытие вклада (счета) и выдача средств в полной сумме остатка с одновременным открытием вкладчиком нового вклада (счета) на меньшую сумму. Реально на руки гражданам выдавались суммы, составляющие разницу между снятыми и якобы вновь внесенными средствами”.

Казалось бы, Агентством дано вполне адекватное объяснение ситуации: АСВ выявило “серую” схему по выводу денег и намерено вернуть деньги в конкурсную массу банка.

При этом, как видно по картотеке арбитражных дел, ситуация создается не совсем такая, какой ее обрисовало Агентство. Судя по поданным искам, АСВ наконец решило использовать всю силу действующей редакции банкротного законодательства, но, как это ни странно, ни о каких “серых” схемах речь не идет.

Показательным примером такого судебного разбирательства является требование АСВ к гражданину Б., рассмотренное в рамках банкротства АО “Военно-Промышленный банк” (дело А40-200773/2016).

2 февраля 2020 г. определением Арбитражного суда г. Москвы удовлетворено заявление АСВ о признании недействительной сделки по снятию вкладчиком Б. 6 714 500 руб. со счета в АО “Военно-Промышленный банк”, указанная сумма взыскана с гражданина в пользу банка.

В обоснование иска АСВ указало, что на 5 сентября 2016 года у банка имелся ряд неисполненных платежных поручений от клиентов банка, что подтверждали письменные доказательства (копии претензионных писем и т.п.). На основании данных доказательств суд пришел к выводу, что по состоянию на это число кредитная организация уже была неплатежеспособна.

Несмотря на это, ответчик 6 сентября 2016 года снял со своего счета указанную денежную сумму. Таким образом, по мнению АСВ, произошло предпочтительное удовлетворение требований отдельного кредитора.

Возражая против удовлетворения требований, ответчик использовал хрестоматийный способ защиты: ссылался на то, что оспариваемая сделка совершалась в процессе обычной хозяйственной деятельности банка, конкурсным управляющим не доказана осведомленность Б. о неплатежеспособности банка, а также Агентством не представлены доказательства наличия у банка на дату совершения оспариваемой сделки неоплаченных платежных документов других кредиторов. Однако суд указанные доводы ответчика отклонил.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что банковская операция по снятию ответчиком наличных денежных средств является недействительной сделкой, поскольку она фактически привела к удовлетворению денежных требований данного вкладчика при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами, обратившимися в банк ранее, а также к тому, что отдельному кредитору было оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в конкурсном производстве (абз. 4-5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Суд учел, что оспариваемая сделка была совершена в течение одного месяца до дня отзыва лицензии на осуществление банковских операций и назначения временной администрации.

В силу ч. 1 ст. 189.40 Закона о банкротстве сделка, совершенная кредитной организацией (или иными лицами за счет кредитной организации) до даты назначения временной администрации по управлению кредитной организацией либо после такой даты, может быть признана недействительной по заявлению руководителя такой администрации.

Часть 3 ст. 189.40 Закона о банкротстве устанавливает, что периоды, в течение которых совершены сделки, которые могут быть признаны недействительными, как подозрительные сделки или сделки с предпочтением, исчисляются с даты назначения Банком России временной администрации по управлению кредитной организацией.

Это, безусловно, такой же важный юридический факт, как и наличие неисполненных платежей перед другими кредиторами.

В соответствии с п. 1 ст. 61 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований. Согласно ч. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве недействительна всякая сделка с предпочтением, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, то она может быть признана судом недействительной.

Сделка может быть сохранена судом, только если вкладчик докажет, что она была осуществлена в процессе ведения обычной хозяйственной деятельности банка. В то же время в ч. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве не считается таковой, если платеж был осуществлен кредитной организацией через корреспондентский счет (субсчет) с нарушением очередности, установленной Гражданским кодексом Российской Федерации, при наличии других распоряжений клиентов, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете (субсчете) этой кредитной организации, либо если доказано, что клиент, осуществивший оспариваемый платеж, или получатель платежа знал о наличии других таких неисполненных распоряжений по иному корреспондентскому счету (субсчету) этой кредитной организации.

При этом согласно разъяснениям, изложенным в п. 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом, или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, (в случае с кредитной организацией дата введения временной администрации), то в силу п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.3 в связи с чем наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Читайте также:  Венчурные фонды в мире

Дополнительно следует отметить, что АСВ имеет право оспаривать также и аналогичные операции, совершенные за шесть месяцев до введения временной администрации, однако в таком случае она должна будет доказать в суде, кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества. При этом предполагается, что заинтересованное лицо знало о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.

Из указанных норм права видно, что если в кредитной организации уже имеет место реестр неисполненных платежей, который сам по себе свидетельствует о дальнейшей неплатежеспособности кредитной организации, то любая банковская операция, совершенная за месяц до введения временной администрации считается вышедшей за пределы обычной хозяйственной деятельности и, следовательно, может быть оспорена в суде. Неосведомленность клиента о его финансовых проблемах банка правового значения не имеет.

Таким образом, по аналогичным делам АСВ достаточно доказать суду наличие на момент совершения оспариваемой банковской операции очереди неисполненных обязательств банка перед другими кредиторами, а также факт совершения сделки в месячный период до введения временной администрации.

Следует отметить, что такие иски сами по себе не являются чем-то новым, сложилась обширная правоприменительная практика применения ст. 61.3. Закона о банкротстве, однако, в качестве ответчиков чаще всего выступали юридические лица.

Так, 18 января 2020 года в рамках все того же дела о банкротстве АО “Военно-Промышленный банк” АСВ оспорило перевод с расчетного счета ООО “Торгсервис-логистик” на сумму 17 млн руб., совершенный 5 сентября 2016 года. В эту же дату признана недействительной сделка по переводу суммы в размере 5,19 млн руб., совершенная “ПСК Юнион-Строй” 6 сентября 2016 г..

В деле А70-346/2015 (банкротство ЗАО “Акционерный Тюменский коммерческий Агропромышленный банк”, лицензия отозвана 19 декабря 2020 года) Агентством был оспорен денежный перевод в пользу ЗАО “Ритза” на сумму 3 млн руб., основания удовлетворения иска те же, что и описанные выше.

В общей сложности 18 января 2020 года Арбитражным судом г. Москвы признано недействительными 11 аналогичных сделок клиентов АО “Военно-Промышленный Банк”, 9 января – 6, 29 декабря 2020 – 35. Масштабы говорят сами за себя.

Необходимо учитывать, что АСВ оспаривает не только вывод денег из банка, но и их направление на погашение действующих кредитов в этом же банке. По таким делам в качестве последствий недействительности сделки применяется восстановление задолженности по кредиту в сумме, имевшей место до оспоренного платежа, а сумма, направленная на досрочное погашение, восстанавливается на расчетном счете заемщика.

Вкладчик, который снял свои собственные деньги, по решению суда вынужден вернуть их в банк. В противном случае в дело может вступить служба судебных приставов. Если окажется, что у должника на счетах отсутствует достаточная сумма для покрытия долга, то взыскание может быть обращено и на его имущество.

Гражданам следует понимать, что неплатежеспособность банка чаще всего вызвана тем, что его активы украдены учредителями или иными бенефициарами и денег вкладчиков у банка уже нет, а граждане имеют лишь право требования к банку, которое не может быть реализовано преимущественно перед другими кредиторами.

Взыскивая деньги с вкладчиков, совершивших банковские операции в пределах месяца (ст. 61.3 Закона о банкротстве) до введения временной администрации в банке, АСВ действует согласно букве закона.

Судебная практика не изменится без вмешательства законодателя или высшей судебной инстанции. Однако такое вмешательство представляется необходимым, поскольку это именно тот случай, когда правовые нормы, введенные законодателем с целью защиты прав клиентов банка путем создания препятствий к выводу имущества из конкурсной массы, имеют обратный эффект.

При таком положении дел граждане лишены возможности заблаговременно забрать свои денежные средства из проблемного банка, что совершенно противоречит духу российского законодательства, в частности положений Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-I “О банках и банковской деятельности”, Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I “О защите прав потребителей”, а также ст. 35 Конституции Российской Федерации.

АСВ. Как банки кидают вкладчиков

В прошлой части статьи (часть 1) речь шла:

  • о порядке страхования банковских депозитов Агентством по страхованию вкладов
  • о порядке возмещения АСВ денег вкладчикам лишенных лицензии банков
  • о максимальной сумме компенсации от агентства

В этой, второй части мы поговорим о способах обмана вкладчиков банками и какие действия предпринимало при этом АСВ. Удивительно, но АСВ не всегда оказывалось на стороне вкладчиков, порой самостоятельно подавая на них в суд — почему это происходило, рассмотрим ниже.

Ликвидация банков

Банки становятся банкротами по двум основным причинам. Первая — это рискованная кредитная политика, когда процент возвращаемых кредитов не покрывает выплаты вкладчикам по депозитам. При этом, если банки используют займы в иностранной валюте, возникает дополнительный валютный риск. Этот риск реализовался например в 2014-15 годах, когда из-за сильной девальвации рубля российские банки вынуждены были возвращать в рублях значительно больше, а введенные санкции практически закрыли возможность реструктурирования кредита путем новых валютных займов.

Но есть и вариант криминального банкротства — такое банкротство осуществляется сознательно и имеет целью присвоить капиталы вкладчиков. В стандартном случае идет крупное кредитование подставного юридического лица, обязательства которого заведомо не могут быть выполнены. Затем подставное лицо и банк на бумаге становятся банкротами, а владельцы банков на практике — миллиардерами.

Можно сделать и совсем просто — например, владельцы банков прямо используют чужие деньги для кредитования своего стороннего бизнеса. Если такового нет, то деньги вкладчиков можно вкладывать в покупку собственной недвижимости, машин и других предметов роскоши — контроль регулятора позволяет. Главное — вовремя уехать за границу. Различие в реальных и указанных средствах банка даже привело к термину «дыра в балансе». Последствия всего этого оказываются печальными как для населения, так и для Агентства страхования вкладов.

Забалансовые вклады

Забалансовые вклады — это обязательства банковской организации перед держателями депозитов без отражения их в отчетности.

Как это выглядит на практике: когда после ликвидации банка сайт АСВ и СМИ сообщают о начале страховых выплат вкладчикам-физлицам, многие из них узнают в банке-агенте, что в реестре АСВ (согласно которому выплачиваются компенсации) либо совсем нет их вклада, либо значится намного меньшая сумма.

Почему это произошло? Лишенный лицензии банк передал в корпорацию Агентство по страхованию вкладов недостоверные сведения. Иначе говоря, деньги частных вкладчиков не проводились по бухгалтерии банка-банкрота.

Проблема забалансовых вкладов в подлежащих ликвидации банках АСВ всплыла в кризисном для банков 2014 году, а в 2016 году, на пике «зачистки» российского банковского сектора, факты выявления «черных тетрадок» стали массовыми. Количество пострадавших только за период 2014-16 годов составило несколько десятков тысяч человек при общем ущербе в десятки миллиардов рублей. О манипуляции банков с депозитами я также писал тут.

Как выяснилось после обращения клиентов в Агентство по страхованию вкладов за суммами возмещения, первыми в деле мошенничества со вкладами физических лиц оказались Диг-банк и «Волга-кредит». По версии «Коммерсантъ» рекорд принадлежит МосОблБанку, где в середине 2014 года выявлены забалансовые вклады на 76 млрд руб. Позднее большой объем неучтенных вкладов был обнаружен АСВ и в смоленском банке Арксбанк, лишенном лицензии 19 июля 2016 года — в общей сумме 35 млрд рублей.

Что делает АСВ

Стоит признать, что в этом случае государственное Агентство по страхованию вкладов старалось защитить интересы вкладчиков. В деле с тем же Арксбанком в досудебном порядке агентством были восстановлены данные о депозитах частных клиентов, включая ИП, на сумму 33,5 млрд руб.

По данным агентства, за 2016 год общий размер забалансовых вкладов составил 57 млрд руб., количество обманутых — 68 тыс. чел. За 2020 год были выявлены неправомерные операции с вкладами около 12 тыс. лиц на сумму более 11 млрд руб. За девять месяцев 2020-го были восстановлены права 7,8 тысяч вкладчиков, 99% из них — в досудебном порядке.

Выявлять и документировать факты забалансового учета вкладов банками Агентству страхования вкладов помогает сотрудничество с правоохранительными органами. Те, в свою очередь, расследуют преступления банкиров и передают уголовные дела в суд. Первый приговор по делу о неучтенных вкладах был вынесен в конце февраля 2020 года Советским райсудом г. Владикавказа пяти топ-менеджерам Диг-банка — за злоупотребление полномочиями, а также присвоение и растрату, содеянные группой лиц, они получили условные сроки и штрафы от 300 тыс. до 500 тыс. рублей. В мае 2020 года Хамовнический суд Москвы приговорил бывшего президента Внешпромбанка Ларису Маркус к девяти годам колонии общего режима, однако без компенсации ущерба. При этом громадные растраты банков Открытия и Бинбанка оказались просто покрыты процедурой санации от Центробанка.

Что предпринимать вкладчику

Обнаружив несоответствие, пострадавшему следует заполнить в банке-агенте заявление о несогласии с предлагаемым размером компенсации и приложить к нему документальное подтверждение реального остатка на счете вклада в банке-банкроте.

Хотя по закону в банке-агенте для получения страховой выплаты АСВ не требуется никаких документов, кроме паспорта, не помешает при первом же визите захватить с собой:

  • договор вклада либо распечатанные документы об открытии депозита дистанционно (в интернет-банке или мобильном банке) — заявление на присоединение (договор-оферту). При наличии оформленного дистанционно вклада рекомендуется сделать эти распечатки заранее и бережно хранить;
  • документальное подтверждение внесения денег во вклад — приходный кассовый ордер, чек банкомата, квитанцию интернет-банка либо платежку о безналичном переводе;
  • документы о расходе, если был открыт вклад с частичным снятием и оно имело место;
  • выписку по счету либо справку об остатках на депозите. Совет вкладчикам: не лениться периодически заказывать эту бумагу в своем банке.
Читайте также:  АСВ. Как работает страхование банковских вкладов

Может быть, будет достаточно только части от перечисленного, но чем больше различных бумаг в наличии, тем в наших широтах лучше. Если АСВ не восстановит права вкладчика в досудебном порядке, нужно подавать грамотно составленное исковое заявление в суд.

Единый реестр вкладов?

Как стало известно СМИ, для борьбы с забалансовыми депозитами Центробанком уже длительное время рассматривается вопрос введения в России единого реестра банковских вкладов. Девятого апреля 2020 с аналогичной просьбой к ЦБ РФ обратились участники митинга вкладчиков ряда второстепенных банков. Они также попросили регулятора изменить порядок определения обоснованности требований держателя депозита (вкладчика).

По задумке, при наличии на сайте Банка России такого реестра вкладов АСВ будет работаться значительно легче, так как забалансовые депозиты в банках должны сойти на нет. Однако если любой посетитель сайта ЦБ РФ сможет найти в новом реестре данные о вкладах другого лица, а не только собственных, то данное нововведение будет противоречить принципу банковской тайны. Вероятно поэтому мировых аналогов такого реестра не прослеживается. Такой вариант может послужить сигналом к оттоку денег на фондовый рынок — что, возможно, неплохо для экономики, но явно не совпадает с интересами банков. Рассматривается возможность реализации единого реестра вкладов на технологии блокчейн.

ЦБ РФ также инициировал принятие поправок в Уголовный кодекс РФ, согласно которым формирование неучтенных банковских вкладов станет самостоятельным составом преступления. Финансовый регулятор предлагает карать его сроком до 6 лет лишения свободы, либо сроком до 10 лет, если совершено в составе преступной группы. При этом, по мнению руководителей Центробанка, привлекать за содеянное следует как менеджмент банков, так и рядовых работников.

Банки кидают VIP вкладчиков

Другой, весьма простой вариант мошенничества — это убедить клиентов с солидными суммами сделать вклад под выгодный процент, в реальности направив эти деньги на покупку своей элитной недвижимости, автомобилей или ценных бумаг. Понятно, что деньги через кассу не проводятся, при взносе средств оформляются нетиповые договоры. Так, Мастер-банк украл у нескольких десятков своих топовых клиентов около 1 млрд. рублей. Подобные случаи были и в банках Российский кредит, Пробизнесбанке, Банке Москвы… Интересно, что иногда кинутыми топовыми клиентами становились даже масштабные юридические лица: так, в случае Внешпромбанка ими были Роснефтегаз, Транснефть, Роснефть и многие другие. В подавляющем большинстве случаев вернуть вкладчикам деньги не удалось.

Вкладчики «Траста» и кредитные ноты

Похожий вариант придумал банк «Траст», который в декабре 2014 года рьяно агитировал VIP клиентов переоформлять застрахованные в АСВ вклады в структурированные кредитные ноты. Причем эмитентом этих нот выступал не сам «Траст», а голландская компания C.R.R.B.V, что внушало некоторым вкладчикам надежность. После банкротства банк просто отказался выкупать эти ноты на 20 млрд. рублей и списал их в начале 2015 года. Подробнее об этой истории здесь. В настоящее время иски клиентов банка рассматриваются судом, но часть заявлений были сразу отклонены. АСВ в данном случае вкладчикам никак не помогло.

Судебные иски АСВ к вкладчикам

Более необычно выглядит резонансный скандал с АСВ, засыпавшее суды исками против вкладчиков ликвидированных банков — в основном казанских Интехбанка и Татфондбанка, — которые примерно за месяц до лишения их лицензии изъяли деньги из вкладов. Агентство потребовало вернуть средства на счета банков, чтобы потом разделить их между всеми держателями депозитов для «справедливой» выплаты вкладов через АСВ. Причем АСВ вздумало судиться даже с теми клиентами, кто делал вклады на гораздо меньшую 1,4 млн руб. сумму, которую по закону так или иначе полагается выплачивать при ликвидации банка.

В самом Агентстве по страхованию вкладов заявили, что подавали иски только по фактам, которые расценили как удовлетворение банками требований (о возврате депозита) одних вкладчиков в ущерб другим. По их словам, суды должны признать недействительными сделки аффилированных лиц, то есть знавших заранее, что у конкретного банка проблемы, и выведших деньги в тот момент, когда другим клиентам они не выдавались.

Однако многих ответчиков по искам такой комментарий истца не устроил. Действия Агентства по страхованию вкладов побудили Союз вкладчиков России направить обращение к президенту В. Путину с критикой АСВ и ЦБ, а также требованием признать неправомерной ликвидацию ряда банковских организаций. В Союзе заявляют, что у регулятора и агентства-страховщика не наблюдается желания помочь клиентам банка «Югра» и прочих банков, хранившим в них свыше 1,4 млн руб.

Почему АСВ требует от вкладчиков вернуть деньги

Клиенты российских банков в 2020 г. уже успели изрядно понервничать: в начале февраля Агентство по страхованию вкладов (АСВ) подало в суд около 500 исков к вкладчикам ряда обанкротившихся банков, которые забрали свои деньги незадолго до отзыва у банков лицензий. Новость взбудоражила общественность, но при всей кажущейся абсурдности действия АСВ вполне законны, а отношения между агентством и вкладчиками куда сложнее, чем кажется на первый взгляд.

История такова: татарстанские Татфондбанк и Интехбанк (на момент отзыва лицензии в марте 2020 г. занимали соответственно 42-е и 138-е места по размеру активов) привлекли значительные средства вкладчиков. Когда у них возникли финансовые сложности, какая-то часть вкладчиков все же успела получить свои деньги до отзыва лицензий. Конкурсным управляющим этих банков в силу закона было назначено АСВ, которое почти год спустя потребовало от вкладчиков вернуть выданные суммы, ссылаясь на то, что расчеты с этими вкладчиками были осуществлены предпочтительно перед другими кредиторами. Можно ли теперь считать АСВ злодеем?

Прежде всего надо понимать, что конкурсные управляющие уже более 15 лет пытаются возвращать в конкурсную массу имущество, которое должник отдал части своих кредиторов незадолго до собственного банкротства. Логика здесь простая: все кредиторы имеют равные права на имущество должника и если один из них успел получить расчет, а другие – нет, то это несправедливо. Поэтому закон о банкротстве называет такое удовлетворение требований отдельных кредиторов «предпочтительным» и позволяет управляющему его оспаривать.

Разумеется, здесь есть противоречие между интересами конкретного кредитора, получившего удовлетворение, и всех прочих кредиторов. Тот, кто успел получить свои деньги, формально ни в чем не виновен – он никого не обманывал и думать о других, казалось бы, совсем не обязан. Но закон говорит о другом и прямо запрещает забирать свои деньги перед носом других кредиторов.

У этого есть две причины. Можно сказать, что закон в какой-то степени презюмирует, что удачливый кредитор, с которым рассчитались в считанные дни до банкротства должника, удачлив был не случайно. Любой арбитражный управляющий подтвердит, что за такими кредиторами очень часто стоит руководство должника, его акционеры или кто-то с ними связанный. Но дело тут не только в желании упростить для управляющего задачу по доказыванию злонамеренности. Как бы странно это ни звучало, кредиторы в преддверии банкротства должника становятся обязанными учитывать не только свои интересы, но также и интересы конкурсной массы, даже если они не знают об этом. Поэтому законодатель посчитал, что целесообразно дать возможность вернуть в конкурсную массу имущество, отданное ранее в пользу части кредиторов.

Но не стоит сразу винить российского законодателя в том, что он создал дикую правовую конструкцию, в рамках которой один вкладчик банка должен что-то другому вкладчику, о существовании которого он, скорее всего, даже не подозревает. Наше законодательство просто пошло в фарватере общемирового тренда: оспаривать сделки с предпочтением начали давно, и придумали это совсем не в России.

Этот традиционный механизм встречает в нашей стране глубокое непонимание. Оно вызвано, вероятно, тем, что российское корпоративное и гражданское право по объективным причинам просто не успевает за институтом оспаривания сделок. В тех юрисдикциях, где он развивался естественным путем, одновременно развивалось и представление о том, каковы взаимоотношения между компанией, ее акционерами, кредиторами и иными вовлеченными лицами. И там идея об обязанностях кредиторов уже не звучит дико.

АСВ предложило новый способ ликвидации банков

Российский законодатель сделал со своей стороны все, что мог. Оспорить предпочтительное удовлетворение, не доказывая наличие злоупотребления со стороны кредитора, у нас можно только в том случае, если оно случилось в течение месяца до возбуждения дела о банкротстве. Если злоупотребление доказать можно, то этот период увеличивается до шести месяцев. Но даже для сделок, совершенных в один месяц, есть исключение: если для бизнеса должника сделка была обычной, оспорить ее как предпочтительную нельзя.

Казалось бы, компромисс найден. Но не в случае с банками.

АСВ всегда было очень активно в оспаривании сделок банков-банкротов. В тех банкротствах, где нет АСВ, управляющие пытаются оспаривать сделки только в каждой второй процедуре, а вот АСВ подает в среднем более 13 таких заявлений на каждого должника. И, согласно статистике, агентство выигрывает такие споры примерно в половине случаев.

Читайте также:  Выбор инвестиционных фондов

Сейчас трудно прогнозировать, будут ли удовлетворены требования АСВ по конкретным делам вкладчиков Татфондбанка и Интехбанка (в начале февраля глава АСВ Юрий Исаев говорил, что из примерно 500 поданных исков около 230–240 могут быть агентством отозваны). Очевидно, главное основание, по которому в заявлениях может быть отказано, – это обычность совершаемых сделок. Однако вполне вероятно, что речь идет о вкладах, которые были досрочно закрыты, что дает основания АСВ полагать, что такие снятия не были обычными. И хотя такая «необычность» совсем не то, о чем говорит закон о банкротстве, есть высокая вероятность, что суды встанут на сторону АСВ. Тогда вкладчики смогут претендовать только на выплату страхового возмещения, а на суммы, превышающие лимит в 1,4 млн руб., станут кредиторами банков.

Формальная законность действий АСВ вовсе не означает, что сложившаяся ситуация нормальна. Причина проста: агентство оспаривает закрытие вкладов прежде всего для защиты своих интересов как кредитора первой очереди – ведь АСВ одновременно является и страховщиком депозитов, и конкурсным управляющим банков-банкротов, а проведя выплаты по вкладам, становится еще и кредитором тех же банков, которыми управляет. Можно ли говорить, что АСВ действует в интересах всех кредиторов в равной степени? Нет. Но эта проблема куда шире, чем оспаривание возврата вкладов части кредиторов разорившихся банков.

Автор – юрист московского офиса международной юрфирмы «Ильяшев и партнеры»

Дробильщики, проблемы с возвратом банковских вкладов из АСВ?

Банковский вклад для многих вкладчиков является наиболее безопасным способом сохранения своих денег в банке, а так же получения процентов по банковскому вкладу. Данную безопасность, обеспечивает действующее законодательство, которое гарантирует вкладчикам, страховые выплаты из АСВ, в случае отзыва лицензии у банка, банкротства банка или ликвидации банка. Данная страховая гарантия, распространяется на сумму вклада до 1 400 000 рублей. По сути, если у вкладчика сумма менее 1 400 000 рублей, то вкладчик, по заявлению в АСВ (Агентство по Страхованию Вкладов), получит гарантированно свои деньги. Проблема может возникнуть у вкладчика, если сумма по вкладу, более 1 400 000 рублей. При такой ситуации вкладчик, получит свои денежные средства, только в размере 1 400 000 рублей, а остальные деньги, по возможности, могут быть возвращены, только после банкротства банка и распределения оставшихся денежных средств между вкладчиками. В настоящее время появилось такое явление как «дробильщики», и при признании АСВ вкладчика «дробильщиком», может отказать им выплатах по вкладам.

Кто такой дробильщик?

По мнению АСВ дробильщики делятся на два типа?

  1. Первый тип «дробильщиков» – это когда, человек зная заранее, что у банка будет отозвана лицензия, берет и вкладывает денежные средства в банк, при этом рассчитывает на получение страховых выплат из АСВ (расчет на то, что якобы потеряны документы, чеки, квитанции, банк якобы вел двойную бухгалтерию), при таких условиях АСВ отказывает в выплатах по страховке, которая полагается вкладчику.
  2. Второй тип «дробильщиков» – это когда, человек заранее, знает, что у банка будет отозвана лицензия и у него сумма более 1 400 000 рублей, то он забирает (с чьей-то помощью) свой вклад и вносит деньги в тот же банк, на два разных вклада, зачастую на разных людей. В таком случае, если в АСВ, вкладчик будет признан «дробильщиком», ему могут отказать в выплатах по страховому случаю.

Проблемы с АСВ по выплате вкладов из-за признания вкладчика «дробильщиком»?

После написания заявления на страховую выплату в АСВ, вкладчик рассчитывает получить свои денежные средства, которые ему гарантированы в соответствии с законодательством Федеральный закон “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации” от 23.12.2003 N 177-ФЗ. Но участились, случаи, когда АСВ, признает вкладчика «дробильщиком» и отказывают ему в выплатах по страхованию. Частым явлением, стало то, что данные отказы просто надуманы и не имеют никакой юридической подоплеки. Если простыми словами, то АСВ, проще отказать в выплатах и пусть вкладчик идет и судится, и если в судебном порядке докажет обратное, то ему выплатят деньги.

Что можно сделать, если АСВ не выплачивает деньги по страховке и утверждает, что вкладчик является «дробильщиком»?

Как показывает юридическая практика, в случае если АСВ, признает вкладчика «дробильщиком», вариантов для возврата денег по страховым выплатам, не так уже и много. Есть как минимум три варианта, разрешения ситуации:

  • Обжаловать решение АСВ, путем подготовки жалоб и подачи в государственные инстанции для проведения проверки по данному случаю.
  • Обжалование решения АСВ в страховой выплате через суд.
  • Обжаловать через суд само дробление вклада и возврат к первоначальному вкладу для получения страховой суммы в рамках 1 400 000 рублей.

По сути, есть еще один вариант возврата своих денег, но он наименее перспективный, ждать, когда банк будет признан банкротом и его имущество будет реализовано и распределено между вкладчиками, но ждать таких условий, довольно-таки сложно, в психологическом плане, потому что обычно никому ничего уже не достается.

Важно! В суд может идти только тот вкладчик, кто уверен, что он не дробильщик. А расторгнуть два договора и более, и вернуться к первоначальному договору может каждый.

Госдума заинтересовалась исками АСВ к вкладчикам банков-банкротов

Госдума направила запрос в Центробанк, чтобы разобраться в правомерности исков Агентства по страхованию вкладов к частным лицам – это около 500 вкладчиков проблемных банков. АСВ оспаривает снятие денег незадолго до банкротства кредитных организаций, что вопреки презумпции невиновности объявляется мошенничеством. Если суд признаёт иск законным, гражданина заставляют либо вернуть деньги, либо расстаться с имуществом или же объявить себя банкротом.

Тысячи россиян в суде теперь должны доказать что они – не “верблюды”. Так на профессиональном банковском языке называются люди, которые незадолго до того, как финансовое учреждение лишится лицензии, выводят свои активы. А побуждают их к этому так называемые погонщики – те, кто в курсе, что крах не за горами. Агентство по страхованию вкладов начало массово подавать в суд на вкладчиков сразу нескольких российских банков в разных регионах страны, передает “ТВ Центр”.

Все эти люди в сомнительный период, то есть за месяц до ввода временной администрации, сняли со своих счетов крупные суммы. В их числе оказалась и предприниматель из Каширы Инна Фрегер. Являясь вкладчиком Военно-промышленного банка как физическое и юридическое лицо, в августе 2016 года Инна забрала с депозитного вклада деньги на личные нужды. И по стечению обстоятельств всего через месяц у ВПБ была отозвана лицензия.

“Письмо от АСВ пришло в конце сентября, в котором написано, что моя сделка, осуществлённая год назад, признана недействительной”, – рассказывает Фрегер.

По закону, после признания сделки недействительной гражданин должен вернуть банку денежные средства. И только после этого можно получить страховое возмещение – не более миллиона четырёхсот тысяч рублей. Если же денег для возврата у вкладчика нет, в дело вступают судебные приставы вплоть до признания гражданина банкротом. При этом не учитываются ни мотивы вывода средств, ни добросовестность граждан. Для суда достаточно факта наличия в банке картотеки неисполненных // платежей на момент снятия вклада.

“Если кто-то незадолго до отзыва лицензии снимал деньги из банка, когда фактически была картотека, это может быть человек, который просто пришёл в банк забрать вклад с истёкшим сроком, это стандартная жизненная ситуация, мы ее не оспариваем. Но если у человека был депозит, который должен был закончиться через полгода, а он снимает все средства и теряет все проценты – у нас возникают вопросы. Это называется преимущественное удовлетворение”, – объясняет генеральный директор государственной корпорации “Агентство по страхованию вкладов” Юрий Исаев.

“Агентство по страхованию вкладов вообще должно выполнять совершенно другую функцию. Оно должно пресекать какие-то неправомерные действия со стороны руководства банков или банков самих. И возвращать вкладчикам те деньги, которые они доверили – ключевое слово “доверили” между прочим”, – говорит юрист Андрей Акулов.

Помимо вкладчиков ВПБ в фокусе внимания Агентства по страхованию вкладов оказались более 500 клиентов “Татфондбанка” и “ИнтехБанка”. Супруги Сайфуллины из Казани, которые воспитывают шестерых детей, в декабре 2016 года сняли со своего личного счёта 4 миллиона рублей. Деньги были потрачены на строительство дома. Теперь АСВ через суд требует вернуть эти средства.

“Это обидно. Свои же деньги надо вернуть банку, чтобы выплатили другим кредиторам. Ну обидно же это! И несправедливо”, – возмущается Зульфия Сайфуллина.

Ситуацией уже заинтересовались в Госдуме. Глава комитета по социальной политике Ярослав Нилов попросил Центробанк оценить, насколько обоснованы претензии АСВ к клиентам банков, которые были лишены лицензии.

“Пришло время, мы считаем, пересмотреть отдельные положения закона о банкротстве, особенно в части банкротства банковских учреждений. И такое право, как аннулировать все сделки, которые совершались за месяц до отзыва лицензии надо пересматривать. Чтобы здесь не было злоупотреблений. В любом случае не должны страдать невинные граждане, которые тем более не имеют никакого отношения к инсайдерской информации”, – говорит он.

Основная проблема состоит в том, что лицо, снимая свои собственные денежные средства, может не знать о проблемах финансовой организации, а банк не имеет права отказать в выдаче денег. Обе стороны действуют добросовестно, но ответственность за негативные последствия суд возлагает почему-то исключительно на клиента.

Оксана Фомичева, “ТВ Центр”.

Оцените статью
Добавить комментарий